Будет ли страхование жилья обязательнымТретья попытка главы правительства Дмитрия Медведева получить от Минфина проект по введению обязательного страхования жилья оказалась неуспешной. Как следует из письма заместителя министра финансов Алексея Моисеева в правительство, такой вид страхования не представляется возможным. Кроме того, обязательная страховка негативно воспринимается гражданами, а оценка стоимости жилья не позволит сделать ее достаточной.

3 октября истек двухнедельный срок исполнения поручения Дмитрия Медведева о представлении проектов по введению обязательного страхования имущества граждан от стихийных бедствий (Ъ писал об этом 25 сентября). И, как следует из письма заместителя министра финансов Алексея Моисеева (копия есть в распоряжении Ъ) от 2 октября, результатом проработки указанного вопроса с заинтересованными органами исполнительной власти явился вывод о том, что введение обязательного страхования имущества граждан, осуществляемого исключительно коммерческими страховщиками, не представляется возможным в силу действующей модели гражданского законодательства РФ и ряда иных причин.

Далее Минфин приводит эти причины: отсутствие единого порядка определения стоимости жилья, что не даст установить страховую сумму и приведет к спорам по выплатам; существование в зонах риска ветхого жилья, выплата по которому не покроет приобретение нового дома; негативное отношение граждан к введению новых видов обязательного страхования; невозможность контроля над соблюдением обязанности покупать страховку; увеличение расходов бюджета на уплату премии по госимуществу; несоответствие утвержденной правительством стратегии развития страхового рынка до 2020 года, где утверждается приоритет добровольных видов страхования.

В качестве выхода из ситуации Минфин предлагает обратить внимание на программу добровольного страхования жилья, которая уже действует в крупных городах: взносы на страхование включены в единый счет на оплату коммунальных услуг. В соответствии со ст. 935 Гражданского кодекса, в случае если обязанность страхования не вытекает из закона, а основана на договоре, в том числе обязанность страхования имущества — на договоре с владельцем имущества или на учредительных документах юрлица, являющегося собственником имущества, такое страхование не является обязательным,— говорится в письме Минфина.— Практика включения в договоры аренды, лизинга, залога и так далее обязанности страхования имущества широко используется на практике и не требует дополнительного законодательного регулирования. Минфин просит провести совещание в правительстве по теме.

Как заявил Ъ чиновник одного из ведомств, с точки зрения исполнительской дисциплины получается, что Минфин поручение не выполнил, поскольку поручение было — представить проект, а Минфин его не представил. Это уже четвертый по счету подобный ответ министерства правительству о невозможности введения такого страхования.

Как заявил Ъ профессор Высшей школы экономики Юрий Фогельсон, Минфин, возможно, прав, надо не вводить обязательное страхование, а разработать механизмы стимулирования страхования граждан. По его словам, текущая конструкция Гражданского кодекса такова: есть прямой запрет на обязательное страхование жизни и здоровья граждан, и есть перечень видов страхования, которые могут стать для гражданина обязательными,— это защита чужих интересов (ответственность перед третьими лицами), жизнь и здоровье третьих лиц. При этом прямого запрета на страхование имущества нет. Но есть решение Верховного суда, которое признает незаконным обязательное страхование урожая, ссылаясь на то, что Гражданский кодекс не допускает обязательства страховать свое имущество,— пояснил Ъ Юрий Фогельсон,— таким образом, работает принцип: запрещено все то, что прямо не разрешено.

Страховщики избегают комментировать противостояние Минфина и правительства по теме. Мы очень рассчитываем на том, что нас пригласят за стол переговоров, где будет выработана позиция по достижению двух целей: снижения нагрузки на бюджет в случае стихийных бедствий и увеличения количества граждан, которые страхуют свое имущество,— надеется зампред правления СОГАЗа Николай Галушин.

Татьяна Гришина Коммерсантъ